November 29th, 2013

tom

Ленивое

Проводим выходные в безделье и обжорстве, как положено. Тихон еще выдал температуру 39, поэтому у нас в кои-то веки тихо. Не ругаемся, выбираем пианино на крэйгслисте. Думаем, какое бы кинцо семейно посмотреть.
Давеча ходила к Аллану стричься. Аллан это которому скажешь сделай мне красиво и он сделает, подробностей описывать не надо. Тем более я не знала чего хочу. Ну наверное не совсем пикси, а так пофиг. Так вот и покрасил он меня и постриг мне карэ, под подбородок такое, без челки. Я вроде приуныла. Зачем думаю карэ, всю жисть оно у меня, а потом подумала, какую такую жисть, сто лет его у меня не было, в институте последний раз, а тут еще и приличное, и покрашено красиво, блондинка я как всегда. Ну классичненько так. Меня только напрягло, как Аллан смотрел на моих мальчиков, я с ними пришла, Тихон еще красовался, развалясь в кресле, а Аллан щебетал "энджелс, энджелс". И выглядит он как типичный извращенец. Блин. Ладно, постараюсь забыть.
Прихожу домой, спрашиваю мужа, ну как. Он смотрит и выдает: эта стрижка не вызывает тех нареканий, какие вызывали предыдущие. Поэт, блин! Чуть не прослезилась.